Газета “Школьный психолог” Издательского дома “Первое сентября”, № 17/2004.
Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.

ДЕТСКАЯ БОЛЕЗНЬ

Никогда не ломай забор,
не узнав,
зачем его поставили.

Г. Честертон

Совсем недавно детей ругали за то, что они могут часами сидеть перед экраном телевизора и смотреть одну передачу за другой. Сейчас ситуация несколько изменилась — телевизору пришлось потесниться и уступить часть занимаемого им пространства компьютеру. Причем компьютер оказался в значительно более выгодном положении. Он, в отличие от телевизора, лишь отвлекающего ребенка от приготовления уроков, предоставляет практически неограниченные возможности для решения учебных задач.
Сегодня компьютеризация школы из модного столичного увлечения превратилась в задачу государственной важности, и в СМИ все чаще появляются сообщения об оснащении компьютерами сельских школ и отдаленных детских библиотек. Известный педагог Е.А. Ямбург, выступая перед учителями на Третьем педагогическом марафоне учебных предметов (проводимом издательским домом «Первое сентября»), сказал, что современный человек должен быть умелым и мобильным, что включает в себя в том числе и компьютерные навыки.
События развиваются стремительно: всего лет 10 назад мало кто мог похвастаться владением компьютером, а сейчас становится стыдно признаваться в компьютерной безграмотности. Подростки свысока смотрят на родителей-«чайников», явно не соответствующих их представлениям о человеке ХХI века.

Однако и родители не во всем согласны со своими «продвинутыми» сверх всякой меры тинейджерами.

ГДЕ ДЕНЬГИ?

Очевидный технический прогресс вызывает неоднозначное к себе отношение, в частности, со стороны родителей и педагогов, являющихся свидетелями чрезмерного погружения детей в компьютерные сети.

Ситуация выглядит примерно следующим образом. Родители младших школьников умиляются, как быстро бегают пальчики их малыша по клавиатуре и как ловко он управляется с мышкой. Родители детей постарше с гордостью рассказывают об успехах своего ребенка в деле дальнейшего освоения компьютера, что, по их мнению, весьма позитивно сказывается на школьной успеваемости.

По мере взросления детей родители начинают замечать, что подростки неоправданно много времени сидят за компьютером, что это отвлекает их от серьезных учебных занятий. Налицо выраженные негативные последствия: снижение успеваемости и переутомление, которые нередко сопровождаются набирающим силу агрессивным отношением к окружающим. Никакие доверительные беседы и просьбы уменьшить общение с компьютером, как правило, успеха не имеют. Компьютер из друга превращается во врага номер один.

А с врагом, как известно, надо бороться. Доведенные до полного отчаяния родители, не найдя ничего лучшего, прибегают к крайним мерам, вплоть до полного запрета на пользование компьютером. Такие действия ни к чему хорошему не приводят и своим результатом имеют лишь дальнейшее осложнение отношений с ребенком.

Справедливости ради следует сказать, что персональный компьютер не входит в число необходимых атрибутов учебной жизни, и компьютерные классы в школе оснащены всем необходимым для выполнения заданий по информатике. Современных детей это явно не устраивает, и они нередко обращаются к Интернету при написании докладов и рефератов, что само по себе совсем неплохо (если, конечно, речь не идет о прямом заимствовании текстов). И это не пугает родителей до тех пор, пока компьютер не становится единственным увлечением, а погружение в виртуальное общение заменяет всякое другое.

Понятно, что отлученный от компьютера подросток, лишенный доступных ранее и ставших привычными благ, проявляет чудеса изобретательности, чтобы удовлетворить свой компьютерный голод. В результате средства, выданные на питание и проезд, целиком оседают в Интернет-кафе, там же оказываются деньги, хитростью добытые у родителей под вымышленными предлогами. Уличенные во лжи подростки не раскаиваются, а родители принимают решение ужесточить контроль, что не только не способствует решению проблемы, а лишь усугубляет ее. Растет недоверие, а затем и недовольство друг другом.

ОН НЕ ВИНОВАТ

Порой родители чувствуют, что поступают неправильно, но другого выхода не находят. Можно выбросить компьютер из дома, но не из реальности, в которой мы живем. Когда-то, опасаясь инакомыслия, сжигали на кострах книги, что сегодня воспринимается нами как крайнее выражение варварства. Компьютеры вошли в нашу жизнь и теперь уже сосуществуют с нами, вне зависимости от нашего желания и участия. Однако в нашей власти извлечь из этого пользу или стать рабом груды железа.

В сложившемся положении дел виноват не компьютер. В эпоху информационного взрыва, когда стремительно растет объем подлежащих усвоению знаний, очевидно, что компьютер оказывает неоценимую помощь в сборе, сохранении и передаче информации. Вопрос в том, как этим воспользоваться.
То, что наркомания — тяжелый недуг, сомнения не вызывает, но никому не приходит в голову отказаться от наркотических веществ вообще, лишив медиков права пользоваться ими.
Включение компьютеров в повседневную жизнь не прошло мимо внимания психологов. Сравнительно небольшое время, отданное исследованиям данной проблемы, не позволяет им сделать окончательные выводы, однако некоторые полученные к настоящему времени результаты весьма интересны.

НАРКОТИК И ДОПИНГ

Главный вопрос, поиском ответа на который заняты психологи, — можно ли говорить о существовании компьютерной зависимости и зависимости от Интернета?
По мнению А.Е. Войскунского, зависимость от Интернета занимает не последнее место в списке поведенческих видов зависимости, наряду с телеманией, трудоголизмом, увлеченным коллекционированием, страстью к азартным играм, привычкой к посещению магазинов и т.п. Он отмечает, что почти любое человеческое увлечение в своих крайних формах позволяет говорить о развитии психологической зависимости. Польский писатель и кинорежиссер Т. Конвицкий писал: «Для моего поколения литература была наркотиком и допингом». Может быть, в наше время таким наркотиком стал компьютер?

Популярный ныне интернет-автор Алекс Экслер рассказывает фантастическую историю о виртуальном общении мужа и жены, не подозревавших о том, кого они выбрали в собеседники. Читать про это смешно при условии, что вы можете абстрагироваться от абсурдности описанного явления, когда непосредственному эмоциональному общению близкие люди предпочитают общение с помощью машины.

Марк Твен обратил внимание на то, что правда необычнее вымысла, потому что вымысел обязан держаться в рамках правдоподобия, а правда — нет. Именно с такой правдой мы и сталкиваемся в жизни, до которой нашему воображению очень далеко.

По-видимому, можно согласиться с точкой зрения, согласно которой правильно говорить о существовании феномена интернет-зависимости, требующем тщательного психологического исследования. Что касается заболевания, именуемого зависимостью от Интернета, то пока что не удалось получить убедительных клинических данных в пользу именно такой трактовки.

ЗА ВНЕШНИМ БЛАГОПОЛУЧИЕМ

По-видимому, научный разговор о компьютерной зависимости обещает быть долгим. Мне бы хотелось обратить внимание на место данного явления в психической жизни тинейджера и выступить не в роли судьи, выносящего приговор и определяющего меру наказания, а в роли защитника.
Чрезмерное увлечение компьютером, весьма вероятно, является индикатором состояния ребенка, который не находит себя в реальном мире и потому погружается в виртуальный. Как замечает современный психолог К. Мюррей, такой уход может способствовать «новому появлению» в реальном мире, причем более значительному, чем это могло бы быть в ином случае.
Напомню, что, по мнению Л.С. Выготского, ключом ко всей проблеме психологического развития подростка является проблема интересов в переходном возрасте, иначе говоря — изменение направленности его поведения.

Взрослые не всегда оказываются в состоянии заметить переживания ребенка, происходящие с ним изменения. За внешним благополучием подростка, никоим образом не демонстрирующего свои комплексы и недовольство, могут скрываться серьезные переживания по поводу собственной несостоятельности и неполноценности.

В случае выраженной компьютерной зависимости эти переживания обнажаются и становятся заметными. Подросток ищет себя, свое место в жизни и, не найдя адекватного своим возможностям и желаниям, уходит в нереальный мир. Он сигнализирует взрослым о наличии неблагополучия и как бы ищет с их стороны понимания и поддержки. Понятно, что неприятие взрослым интересов подростка обижает его, тем самым отдаляя их друг от друга.

ВСЕ ТЕЧЕТ…

Думаю, что переживания современных подростков по глубине и модальности мало чем отличаются от переживаний тех, кому было 12–17 лет полвека назад. Однако то окружение, в котором оказывается подросток, определяет конкретные формы внешнего поведения. И современные подростки — не только люди, погруженные в мир компьютера, но и рисующие граффити с целью самовыражения, и слушающие громкую музыку (которую взрослые не решаются назвать этим словом) и тем самым как бы отделяющие себя звуковой стеной от окружающего мира.

Что касается компьютерной зависимости тинейджеров, то хочется надеяться, что это временное явление, которое «пройдет», как детское инфекционное заболевание, по мере взросления человека и закончится выздоровлением — обретением своего места во взрослой жизни.
К этому выводу меня «подвел» 15-летний подросток, который сначала часами просиживал за компьютером, а затем — по причине полного от него отлучения — за книгами по программированию. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Неожиданная болезнь матери, которая длительное время находилась в больнице, заставила мальчика стать хозяином в доме. Почувствовав себя полезным и нужным в реальной жизни, он, несмотря на отсутствие внешних запретов, стал значительно меньше времени проводить в Интернете. Впрочем, его увлечение, кажется, превращается в будущую профессию — он хочет стать программистом.
Выготский обращал внимание на то, что в структуре личности подростка нет ничего устойчивого и окончательного, «все в ней — переход, все течет. Это альфа и омега структуры и динамики личности подростка». Значит, и состояние чрезмерной увлеченности компьютером временно.
В любом случае, владение компьютером не помешает детям в их будущей взрослой жизни в ХХI веке.

Марина СТЕПАНОВА